Аннотация и ключевые слова
Аннотация (русский):
В статье рассматриваются проблемы управления сложными эргатическими системами, содержащими симбиотические и средоориентированные формы управления и ориентации взаимодействующими агентами. Показано различие в методах управления сложными эргатическими системами, созданными в рамках классической и неклассической эргономики. Представлен концептуальный базис неклассической и постнеклассической эргономики. Рассматриваются перспективы использования в концептуальном базисе управления эргатическими системами концепции энактивизма, позволяющей реализовать проект непрерывно обновляющейся эргатической среды, в котором делается акцент на процессы непрерывного обновления, оперативного контроля и коррекции параметров технической и человеческой части системы, учитывающие циклические процессы самоорганизации в акторной среде действующего субъекта при достижении целей деятельности. Представлены формы и свойства интеллектных образований, воплощенных в организованные среды. Дан ряд общих определений интеллекта и интеллектных симбионтов, воплощенных в действующие эргатические системы, возникающих в процессе объединения искусственных и естественных самоорганизующихся систем среды деятельности. Показаны перспективы использования концептуальных представлений энактивизма и конструктивизма в управлении сложными эргатическими системами.

Ключевые слова:
интеллектные симбионты, сложные системы; классическая, неклассическая, постнеклассическая эргономика; управление, эргономика иммерсивных сред, энактивизм
Текст
Текст произведения (PDF): Читать Скачать

Введение

 

Развитие техногенной цивилизации и связанное с этим внедрение компьютерных и сетевых систем управления во все сферы человеческой жизни ведет к появлению проблемы сложного мира, в корне меняющей методологию управления сложными системами, реализующими функции интеллектуального управления в виде симбиотического взаимодействия с операторами/пользователями. Проблемы взаимодействующих интеллектуальных систем, решающих целевые задачи управления элементами техносреды решаются на границе инженерных и психологических дисциплин в рамках инженерной психологии и эргономики (дисциплины по учету человеческого фактора).

 

Классическая эргономика: теория

деятельности

 

Объектами изучения классической инженерной психологии и эргономики являются системы «человек-машина» («человек-машина-среда») рассматриваемые в парадигме информационного взаимодействия человека с управляемой им машиной в среде и условиях профессиональной деятельности [8]. Предмет изучения данных дисциплин включает все формы взаимодействий человека с миром, опосредованные техникой и технологией с целью создания и эксплуатации, эффективных эргатических систем и сред.

Основной задачей классических дисциплин по учету проблем человеческого фактора является обеспечение максимальной эффективности управления в системе за счет распределения функций между человеком и кибернетической частью системы и обеспечения информационной основы принятия решений [9]. Реализация данной задачи рассматривается в рамках оппозиции «человек-среда», где ведущую роль играют адаптивные свойства человека, которые используются при реализации функций управления в технической системе. При этом психические свойства человека, особенности сознания рассматриваются лишь через призму его поведения и опыта и интерпретируются как интерфейсные информационно-физические взаимодействия между элементами эргатической системы и средой [15]. Такой подход ограничивает рассмотрение эргатической среды свойствами человеческого сознания с отражаемым в нем в субъективной форме объективным миром. Классическая эргономика– это эргономика здравого смысла, субъективной реальности, произвольных и упрощенных когнитивных интерпретаций содержания обыденного сознания. Естественно, что эффективность данной дисциплины в ее классическом варианте уменьшается в связи с появлением сложных коммуникационных систем и режимов управления, принципиально нередуцируемых сознанием. Возникает барьер субъективной сложности, не позволяющий оператору вести адекватную деятельность по принятию и реализации обоснованных и адекватных решений. Основные методы управления в рамках классической эргономики связаны с решением проблемы отношений «субъект-объект управления» и связаны с классической теорией деятельности (Выготский Л.С., Леонтьев А.Н., Рубинштейн С.Л.). Под деятельностью при этом понимается специфический вид человеческой активности, направленный на познание и творческое преобразование окружающего мира и самого себя. Постулируется наличие в сознании человека нейропсихологической модели внешнего мира в соответствии, с которой строятся управляющие структурные компоненты деятельности – навыки, умения, знания. Теория деятельности имеет ряд ограничений, связанных с игнорированием в ее постулатах самоорганизующегося характера работы организма и психики человека, ведущего к проблеме редукции деятельности, ограничивающей работу человека-оператора в сложных контекстах управления [17]. Управление в классической парадигме управления формируется на основе реализации программ (алгоритмов) корректирующих отклонения системы от заданного состояния с помощью обратных связей [3].

 

Неклассическая эргономика: теория

иммерсивных сред

 

Появление неклассической эргономики стало естественной реакцией научного сообщества на появление новых объектов инженерной психологии и эргономики, включающих сложные наделенные искусственным интеллектом техногенные среды и глобальные коммуникационные информационные сети. Их функционирование нельзя описать классическим языком причинно-следственных отношений и информационных взаимодействий в рамках выделяемых иерархических систем. Меняется парадигма управления на новую неклассическую форму научной рациональности [5]. Она включает взаимодействия индивида с людьми, учитывая их самоорганизующийся характер. Рассматриваются отношения «субъект-субъект», а в эргономике – коммуникационные, социальные и симбиотические взаимодействия человека оператора с другими операторами и наделенными искусственным интеллектом системами [12].

Неклассическая эргономика иммерсивных сред, основана на идеях радикального и социального конструктивизма, синергетики, кибернетики второго порядка, аутопоэтической самоорганизации и теории сложности (Е.Н. Князева, M. Eigen, K.J. Gergen, E. von Glasersfeld, H. Haken, H. von Foerster, N. Luhmann, H. Maturana, I. Prigogine, F. Varela, C.H. Waddington, P. Watzlawick) [10].

Используются следующие взгляды на понятие «среда»:

  • среда эргатической системы является продуктом конструирующей деятельности психики человека-оператора и не может быть рассмотрена вне его психического содержания;
  • среда отражает феномен динамической целостности циклически формирующихся цепей отношений человека с физической и социальной реальностями в процессе обеспечения его жизнедеятельности, выступает перед субъектом одновременно в виде субъективной реальности и как внешняя предметная, объективная структура мира, в котором действует субъект.

В данный процесс избирательно, в логике рефлексирующего сознания, вовлекаются разнообразные элементы внешнего и/или внутреннего окружения с целью обеспечения: аутопоэзиса организма, стабильности личности и непрерывности её истории.

Понятие «знание» в неклассической эргономике также имеет смысл отличный от понятий «знание», принятых в традиционных инструменталистских теориях:

  • знание, в отличие от информации, не может быть извлечено из человека, в котором оно существует в имплицитном виде;
  • его нельзя передать непосредственно от человека к человеку;
  • знание зарождается и развивается вместе с человеком, совершенствуется в процессе жизни, приобретает свойства, учитывающие опыт субъекта;
  • знание не обладает материальной формой, к нему не применимы операции, аналогичные операциям с физическими, материальными объектами;
  • знание связано с работой механизма понимания;
  • знание носит черты социального конструкта, отражающего интерпретации, порождаемые и разделяемые членами общества;
  • язык выступает в качестве средства конструирования знаний [10, 11].

 

Постнеклассическая эргономика:

самоорганизация и саморазвитие

 

Постнеклассическая рациональность составляет базис постнеклассической науки, включая в ее рассмотрение сложные самоорганизующиеся эволюционирующие системы [19]. В постнеклассической науке различные научные теории (понимаемые как модели и субъектные реальности) составляют концептуально взаимосвязанную сеть самоорганизующихся систем. Этим обеспечивается и синергетический эффект применения методологических принципов субъектности для задач субъектно-ориентированного конструирования саморазвивающихся полисубъектных сред, которые создают различные динамические контексты, управляющие поведением субъектов управления. В качестве примера постнеклассической методологии можно рассмотреть технологии «управляемого хаоса» ориентированные на управление через среду с целью разрушения человеческих коммуникаций, деформацию субъектной среды [6].

В контексте постнеклассической научной рациональности рассматриваются новые дисциплины и в частности неокибернетика или кибернетика II порядка, которая связана с процессами управляемой самоорганизации и ориентирована на разработку методологии постановки и решения проблем анализа и синтеза интеллектуальных процессов и систем управления сложными объектами произвольной природы, обладающими свойствами избирательности и операциональной замкнутости [18]. Это класс систем с переменной структурой и фиксированной организацией, относящихся к саморазвивающимся историческим системам. Введение в эргономику представлений о циклической самоорганизации данных систем позволяет расширить методологические возможности данной дисциплины по отношению к объектам организованной сложности, к которым относятся эргатические системы, социальная коммуникация, групповая и коллективная операторская деятельность и т. д.

 

Энактивизм в дисциплинах человеческого фактора

 

Основные теоретические представления энактивизма были сформулированы Ф. Варелой, Э. Рош и Э. Томпсоном в книге “Воплощенный разум” (“The Embodied Mind”, 1991) [20].

Энактивизм представляет собой холистическую форму взглядов на человеческое познание, деятельность когнитивного агента и является развитием идей радикального и эпистемологического конструктивизма, эволюционной эпистемологии. Субъект и объект, тело и разум, организм и среда, жизнь и познание, реальное и виртуальное – находятся во взаимной циклической детерминации, обусловливают друг друга, составляют единый процесс, в который втянуты всякий раз обе эти стороны [2]. Субъект познания, или когнитивный агент, рассматривается как активный и интерактивный. Он активно встраивается в среду, его когнитивная активность совершается посредством его активного «встраивания» в среду или энактивирования. Познание, восприятие, мышление и воображение сопряжены с действием. В этой концепции строится целостная картина когнитивных процессов, в которой мозг как часть тела, тело как инструмент познания, ищущий и познающий разум и познаваемая им окружающая среда, рассматриваются во взаимно обусловливающей связке аутопоэтических взаимно ориентирующихся по отношению друг к другу систем. Значительную роль в процессах самоорганизации психики человека играет механизм сознания, обеспечивающий процессы рефлексии в циклах самоорганизации сложных систем [7]. Таким образом, мы можем рассматривать сознание человека, человеческий разум как организующую силу, обусловленную особенностями его функционирования как саморазвивающейся исторической системы. Такие представления стирают грань между субъектом и объектом, внутренним и внешним.

Энактивизм позволяет внести в процедуру проектирования эргатических комплексов понятие «непрерывно обновляющейся эргатической среды», которое делает акцент на процессы непрерывного обновления, оперативного контроля и коррекции параметров технической части системы, учитывающие циклические процессы, происходящие в акторной среде действующего субъекта при достижении целей деятельности. Вводится этап обеспечения инактивации и поддержания когнитивного субъекта в процессе его встраивания в конструируемую им среду. Подчеркивается роль искусственного интеллекта в процессах оптимизации среды деятельности оператора.

Энактивизм позволяет рассматривать психические функции как воплощенные в тело человека и одновременно существующие в нем независимые сущности. Например, интеллект теряет свою специфику чисто человеческого свойства и может быть представлен в виде воплощенного в сложную систему эмерджентного свойства. Можно говорить о распределении интеллекта в сложной среде, его искусственном и диффузном характере [14]. В таблице представлены интеллектные образования как свойства присущие организованным средам [13].

 

 

Таблица 1. Формы интеллектных образований, воплощенных в организованные среды

 

Интеллектное

образование

Отношения между компонентами

Центр активности, механизм

Отношения со средой

деятельности, границы

Естественный

интеллект

самоорганизация, аутопоэтическая система

сознание, эго-система человека

непрерывное активное

преобразование мира, границы динамично изменяются

Искусственный

интеллект

фиксированная или переменная

программно-аппаратная

структура

программа, алгоритм в структурированной или

структурируемой среде

реализуется алгоритм,

ситуативное управление,

границы фиксированные

Гибридный

интеллект

симбиоз, адаптация организованного и аутопоэтического компонентов к

среде, объединения на макроуровне при приоритете сознания

человек в

структурированной среде

взаимная адаптация

естественного и искусственного интеллектов, границы

переменные

Диффузный

интеллект

селективные связи на всех уровнях аутопоэтически- организованной и организуемой

среды и человека

возникает в

организованной

среде

синергетическое объединение, границы формируются под

задачу

 

 

 

 

В энактивизме используется метафора воплощения и непрерывного динамического встраивания системы в среду. Познание является формой активного строительства, постоянного поиска основанного на сенсорно-двигательных контактах человека с миром [1]. Все это отличает данную концепцию от популярной когнитивистской модели рассматривающей компьютерные метафоры о работе человеческого мозга и деятельность сознания на основе правил и логического вывода.

В терминах энактивизма, знание системы отражает ее текущий репертуар возможных действий. При этом действие, охватывает не только физическую, но и как ее подмножество умственную деятельность.

Можно дать ряд общих определений интеллекта и интеллектных симбионтов, воплощенных и действующих в эргатической системе, возникающих в процессе объединения искусственного и естественного интеллектов и среды деятельности:

  • интеллект есть форма активной самоорганизации сложной системы, вовлекающая погруженного в среду пользователя в созидающие изменения;
  • интеллект связан со средой как механизм ее организации, обеспечивающий процессы самоорганизации системы им наделенной;
  • интеллект распределен в континууме «система-среда» и воплощен в циклах самоорганизации системы, действующей в среде;
  • естественный интеллект представляет собой организующую сложность в организуемой среде, аискусственный интеллект – организованную сложность в организованной среде;
  • гибридный и диффузный интеллекты представляет собой симбионты, включающие организующую и организованную сложность систем в их синергетическом и симбиотическом взаимодействиях как инструмент достижения цели актором в организованной и организуемой средах;
  • интеллект отражает результаты селекции и применения самоорганизующейся системой эффективных способов достижения цели в организованной среде.

 

Заключение

 

При создании сложных эргатических систем необходимо учитывать эмерджентные свойства, возникающие и существующие вследствие процессов самоорганизации сложной среды. Это эффекты системной селективности, интеллектуализации, возникновения кооперативных и гибридных форм объединения когнитивных механизмов человека, в том числе и распределенного в сложной среде интеллекта и его симбиотических форм. Включение в сложные техногенные среды человека также связано с эффектами социальной техномодификации его личности и когнитивных систем, что ведет к возникновению техно-психических симбионтов, в которые энактивированы ресурсы достаточные для достижения целей системы [16].

Список литературы

1. Иванов, Д.В. Энактивизм и проблема сознания // Эпистемология и философия науки. – 2016. – Т. 49. – № 3. – С.88–104.

2. Князева, Е.Н. Энактивизм: Концептуальный поворот в эпистемологии // Вопросы философии. – 2013. – № 10. – С. 91–104.

3. Лепский, В.Е. Аналитика сборки субъектов развития. – М.: «Когито-Центр», 2016. – 130 с.

4. Лепский, В.Е. Субъектно-рефлексивный анализ парадигм управления // Рефлексивный подход: от методологии к практике. – М. «Когито-Центр», 2009. – 447с.

5. Лепский, В.Е. Методологический и философский анализ развития проблематики управления. – М.: «Когито-Центр», 2019. – 340 с.

6. Лепский, В.Е. Технологии управления в информационных войнах (от классики к постнеклассике). – М.: «Когито-Центр», 2016. – 160 с.

7. Лефевр, В.А. О самоорганизующихся и саморефлексивных системах и их исследовании // Проблемы исследования систем и структур. – М., 1965. – С. 61–68.

8. Ломов, Б.Ф. Человек и техника. Очерки инженерной психологии. – М.: Изд-во «Советское радио», 1966. – 464 с.

9. Сергеев, С.Ф. Инженерная психология и эргономика. – М.: НИИ Школьных технологий, 2008. – 176 с.

10. Сергеев, С.Ф. Обучающие и профессиональные иммерсивные среды. – М.: Народное образование. 2009. – 432 с.

11. Сергеев, С.Ф. Эргономика иммерсивных сред: методология, теория, практика: Автореф. дисс. … д-ра пси-хол. наук, 2010.

12. Сергеев, С.Ф. Интеллектные симбионты организованных техногенных средств управления подвижными объектами // Мехатроника, автоматизация, управление. – 2013. – № 9. – С. 30–36.

13. Сергеев, С.Ф. Интеллектные симбионты в эргатических системах // Научно-технический вестник информационных технологий, механики и оптики. – 2013. – № 2 (84). – С. 149–154.

14. Сергеев, С.Ф. Искусственный и естественный интеллекты в техногенных образовательных средах // Открытое образование. – 2013. – № 2 (97). – С. 52–60.

15. Сергеев, С.Ф. Психологические аспекты проблемы интерфейса в техногенном мире // Психологический журнал. – 2014. – Том. 35. – № 5. – С. 88–98.

16. Сергеев, С.Ф. Психологические проблемы техногенной модификации человека // Мир психологии. – 2018. – № 4 (96). – С. 77–86.

17. Сергеев, С.Ф. Идеологические пролегомены теории деятельности // Философские науки. – 2019. – Том 62. – № 5. – С. 44–61.

18. Соколов, Б.В., Юсупов Р.М. Неокибернетика: возможности и перспективы развития. – СПб.: ЦНИИ «Электроприбор», 2008. – 15с.

19. Степин, В.С. Классика, неклассика, постнеклассика: критерии различения // Постнеклассика: философия, наука, культура. – СПб.: Издательский дом «Мiръ», 2009. – С.249–295.

20. The Embodied Mind: Cognitive ScienceandHuman Experience, by Francisco Varela, Evan Thompson, and Eleanor Rosch, Cambridge, MA: MIT Press, 1991. – 328 p.